Новый год

НОВЫЙ ГОД

      Жизнь во все времена прекрасна и удивительна. Прекрасна своей возможностью жить, а удивительна ежедневным открытием чего-то нового, получаемого от твоей деятельности, твоих отношений с другими людьми, от постоянно меняющейся информации о мире. И большое счастье, как говорил поэт, что «времена не выбирают, в них живут и умирают». Представляете, если бы человеку сказали: «Выбирай, в каком веке тебе жить!» Какой бы век он не выбрал, он бы пожалел, посчитав, что ошибся. Так устроен человек. Но это я так, пофилософствовал.

      Мы жили в своём веке и радовались, и огорчались его проявлениями. Я уже писал про кино, которое было в нашей жизни. Сейчас я коснусь праздников, которые были в нашей жизни. Сам я не помню этого дня, но и родители, и другие люди говорили, что такой радости, какая обрушилась на них, когда объявили, что война закончилась, они не испытывали никогда. Но я про другие праздники, тем более, что 9 мая долго праздником не признавали.

      Для нас самым ожидаемым, самым праздничным был Новый год. Календари в то время у всех были отрывные. И к концу года из пузатенького толстячка он превращался в жалкого худышку. И чем он становился худее, тем больше мы радовались, тем ближе был Новый год. Праздник этот готовился и проходил в условиях некоторой конспирологии. Это касалось, конечно, детей младшего возраста. Главной особенностью новогоднего праздника было то, что мы верили в Деда Мороза. Считали, что это он приносит наряженную елку в дом, он кладёт подарки под ёлку. Поэтому родителям приходилось покупать ёлку и прятать её в кладовке. 31 декабря после раннего ужина нас укладывали спать, говоря, что Дед Мороз приходит только к спящим ребятишкам. Мы проверяли, чтобы наружная дверь была открыта для Деда Мороза, и ложились спать. После этого родители наряжали ёлку. Ранним утром мы просыпались и с замиранием сердца шли в комнату, где спали родители и стояла наряженная ёлка. Свет не включали, и ёлка поблёскивала в темноте стеклянными игрушками. С нетерпением ждали, когда проснутся родители. Наконец родители вставали, включался свет и ёлка представала перед нами во всей красе.

Рубцов А.В. с сестрой Верой отмечают Новый год. Благовещенск, 1959 г.

      Тогда ребятня у ёлки проводила много времени. Разглядывали игрушки, угадывали, какая появилась новая, придумывали головоломки с игрушками. Мы ходили друг к другу в гости и там проводили всё время у ёлки. Игрушки ёлочные, конечно, были не в таком разнообразии, как сейчас. Большинство были из картона и папье-маше. Были и металлические фигурки. Со временем выбор игрушек расширялся, становилось больше крупных и ярких игрушек. Стоили они копейки и сейчас, когда я смотрю на стоимость ёлочных игрушек, оторопь берёт.

      Хочу высказать своё мнение по одному деликатному вопросу. Да, абсолютное большинство ребятни верили в Деда Мороза и иногда чуть ли не до школьного возраста. Это была такая игра и ничего плохого в этой игре я не вижу. Поэтому я переполнен недоумением, видя, как разрушают эту сказку. С одной стороны, учредили родину Деда Мороза – Великий Устюг, предлагают детям писать по этому адресу письма. С другой – в рекламных роликах с участием Деда Мороза, на глазах маленьких зрителей Дед Мороз снимает шубу, шапку, отклеивает усы и бороду и оказывается молодым человеком. Ребёнок в шоке. Взрослые не знают, что говорить. Это ещё один повод сказать спасибо, что в наше время не было телевизора.

      Неизменным составляющим праздника была радиопередача «Снегуркина школа». Каждый год мы слушали эту «школу», и она нам не надоедала. Это как для взрослых затем фильм «Ирония судьбы или С лёгким паром!» Знаковым событием на новогодние праздники было посещение театрального представления по приглашениям, которые отец получал на работе. Главным на этом приглашении был отрывной талон с надписью «подарок». Обязательным мероприятием в эти дни было посещение кинотеатра. На детские сеансы билеты продавали без мест. Поэтому мало было купить билет, надо было ещё прорваться в зал на места поближе. Очереди никакой не было, прорывались как могли. Мне казалось, что билетов продавали больше, чем было мест в зале, потому что на каждом сеансе дети стояли вдоль стен, а некоторые сидели в проходе.

      Новый год – это же каникулы. И потому мы большую часть времени проводили на улице. Зима предоставляла пацанам широкие возможности. Мы устраивали игры типа казаки-разбойники и в нашем распоряжении были прилежащие дворы и огороды. В хоккей мы играли примитивный – на дороге в валенках и клюшками из проволоки, потому что играли мячиком. На дорогах был снежный накат, и мы по нему осваивали катание на коньках. Не знаю, есть ли сейчас коньки «снегурочки», но в то время начинали почти все со «снегурочек». Потом по градации шли «ласточки» и вершина – «дутыши». Все эти коньки крепились к валенкам веревочками по специальной технологии. Но когда начали ходить на каток, то к этому времени уже имели коньки на ботинках.

     Санки. Не знаю, где сейчас можно кататься на санках, но тогда естественных горок хватало. В том числе на Бурхановке, на берегах которой мы жили. А самым лучшим местом считалась возвышенность, где сейчас стоит корпус ДальГАУ. Тогда его не было, как и не было лесочка, что сейчас растет на её склонах. Мы называли это место «семигорка», потому что там было семь шикарных спусков, на которых санки набирали очень приличную скорость.

      Но самая знаменитая горка была на Амуре. С набережной вниз делали деревянную очень длинную горку и заливали её водой. Это была ледяная горка. Особым шиком считалось съехать по ней на ногах и не упасть. Она была в районе улицы Шевченко. К сожалению, с техникой безопасности на этих горках было не очень… Катались-то не по одному по очереди, а толпой и куча-мала на этой горке случались раз за разом. И в результате травмы были обычным явлением, иногда серьёзные.

      Ещё было там явление, к сожалению, криминальное. Устраивали охоту на шапки. Были такие любители. И вот толпятся они у самого начала горки. А тут стоит шум-гам. Намечалась жертва – хорошая шапка. К этому человеку пристраивался «охотник» и когда человек ступал на горку с шутливым криком, с него сдергивали шапку. Человек катил вниз, а шапка уходила в сторону.

      Главную городскую ёлку устанавливали на выступе набережной, в который упиралась улица Шевченко. Именно здесь городские власти поздравляли гуляющих с Новым годом 31 декабря. А перед улицей Ленина со стороны набережной традиционно устанавливалась новогодняя композиция. Это была запряжённая тройка лошадей, в санях которой были Дед Мороз и Снегурочка.

Установка новогодный елки на набережной Амура. Благовещенск, 1969 г.

      Стремительно пролетали каникулы, и с их окончанием для нас заканчивался Новый год как праздник. Мы недолго печалились его окончанию. Тогда не давил на нас в силу возраста «тот ужас, который был бегом времени когда-то наречён». Пошли школьные занятия, нас увлекали новые увлечения, и полноценная жизнь продолжалась. А впереди нас уже поджидали другие праздники. Тем более, что к ним надо было как-то готовиться. Но об этом позже.

                                                                                                                    А.Рубцов

 

Из личного архива А.В. Рубцова

Рубцов А.В. на крыльце дома. Благовещенск, декабрь 1960 г.

 

Рубцов А.В. на озере Песчаное. Моховая Падь, 1961 г.

 

Рубцов А.В. Служба в армии. Приморье, 1966 г.

 

Рубцов А.В. Благовещенск, 1971 г.

Просмотров: 120